Ещё о Шароне

Мне пришлось однажды видеть огромного сохатого, которого почти уже затянула беспощадная таёжная трясина. Как это случилось с ним? Никто не знал, и удивлялись даже местные жители – эвенки. У лосей и северных оленей как-то по-особому устроены копыта – так, что они, пробегая трясиной, никогда не проваливаются в её бездонную глубину, откуда никогда никто ещё не возвратился. Может быть, он на мгновение замедлил свой стремительный бег, что-то его отвлекло?Над нежной, изумрудно-зелёной обманчивой поверхностью мха видна была только его голова с ветвистыми рогами. Он устало покачивал этим грозным ещё недавно украшением. Таинственный враг настиг его внезапно, и нечем было защититься, нечем ответить на внезапный удар. Сохатый погибал, но он был ещё жив, и его огромные – вовсе не человеческие, как часто говорят, а просто очень осмысленные глаза мирного, но непобедимого в честном бою существа обратились к людям, которые вышли на край смертельной ловушки. В его глазах не было просьбы о помощи, будто он знал, что выручить его уже невозможно. Но его взгляд выражал предостережение. Клянусь, он хотел нас предупредить!

В нормальных обстоятельствах сохатому может быть опасна только свирепая от зимнего голода волчья стая, берущая его неутомимым гоном и большим числом, да ещё медведь, нападающий на него из засады. Никто ему больше не страшен в родной тайге. А это был нелепый случай.

— Надо пристрелить, — сказал кто-то.

Несколько человек подняли карабины, но выстрела всё не было. Не решались. А зверь смотрел на нас. Ждал. Он знал, для чего направлены на него эти воронёные стволы.

— Ну!

Выстрел. Его не стало. Проклятая топь не засосала его в свою дьявольскую преисподнюю. Чистый раскалённый свинец ударил его между глаз – сразу насмерть. Он был этого достоин.

Вот, я припомнил того лося, а из головы у меня не идёт Ариэль Шарон. Я надеялся, а больше уже не надеюсь.

Так что ж вы, сукины дети! Патрона вам жаль для человека, который столько раз спасал вас всех вместе и каждого из вас в отдельности? Не решаетесь.

Чёрт с вами! Меня он разве не спасал?

Ему не нужно никаких уколов, и не нужно трубки отсоединять.

Дайте мне пистолет и оставьте меня с ним наедине на одну минуту. Когда-нибудь мы с ним увидимся там, куда трусов и подлецов не пускают никогда!

(24.11.2006)